Магическая атмосфера

Помимо четырех повестей (Этюд в багровых тонахЗнак четырехСобака Баскервилей и Долина страха) Конан Дойл опубликовал пять сборников про Шерлока Холмса. При таком количестве написанного качество не может быть ровным. Многие рассказы совершенно неправдоподобны, в том числе один из самых знаменитых и популярных — Пестрая лента. Он же — один из самых страшных. Здесь Шерлоку Холмсу противостоит инфернальный доктор Ройлот, который при первом же появлении на Бейкер-стрит обнаруживает свою силу и звериную жестокость. Как врач, он, несомненно, располагал средствами отправить падчерицу на тот свет быстро и без подозрений, однако метод, который он избрал, наводит на мысль, что главной целью Ройлота было не совершить успешное убийство, а максимально затруднить Холмсу расследование. Подобные нестыковки есть и в других рассказах, но тут я полностью согласна с покойным романистом и критиком Джулианом Саймонсом, что не следует предпочитать техническое совершенство писательскому мастерству, и если бы надо было выбрать двадцать лучших детективных историй за все время существования жанра, по крайней мере шесть позиции заняли бы произведения о Шерлоке Холмсе.

Магическая атмосфера

Одна из причин их неувядающей популярности — атмосфера и обстановка. Мы попадаем в викторианский мир тумана и газовых фонарей, звяканья конской упряжи, скрежета колес по булыжной мостовой и закутанных женских фигур, тенью мелькающих на лестнице в тесное святилище дома номер 221-б по Бейкер-стрит. Сила текста такова, что мы, читатели, сами дорисовываем эту мрачную и пугающую картину. В Знаке четырех упомянута плотная пелена тумана, то и дело переходящего в дождь, но чаще погода описывается несколькими словами: пасмурный и ветреный день в конце мартадождливый октябрьский день. Мы добавляем все. Что требует наше воображение, включая обстановку маленькой гостиной, беспорядок, вензель королевы Виктории, выбитый пулями на стене, и запах Холмсовой трубки. Пусть детали сюжета иногда кажутся нам неправдоподобными; в самого Холмса и его мир мы верим всегда.

И магия сохраняется. В своей преданности Холмсу мы, читатели, верим ему больше, чем его творцу. Конан Дойл был человеком с большими литературными амбициями, и хотя профессионализм заставлял его тщательно отделывать рассказы о Шерлоке Холмсе, он никогда не воспринимал их всерьез и намеревался убить своего героя после первой же серии, чтобы целиком посвятить себя тому, что считал серьезной литературой. В конце второй серии он все же сбросил в Рейхенбахский водопад и самого Холмса, и его главного противника, Мориарти. Однако от великого сыщика оказалось не так легко отделаться. Требования читателей заставили его воскресить, хотя многие и чувствуют, что после Рейхенбаха он так и не стал прежним. Конан Дойл не устоял перед натиском публики, не говоря уже об огромных гонорарах. Однако он по-прежнему сожалел о непомерном успехе своего детектива и писал другу: У меня такая передозировка Холмса, что я испытываю к нему то же, что к паштету из гусиной печенки, которого однажды переел, и теперь меня мутит от одного этого слова. Зато читатели поглощали и поглощают Холмса с неизменным аппетитом, отнюдь не жалуясь на тошноту.

Рекомендуем

Поиск в догадках. Сотворение Шерлока Холмса

Поиск в догадках. Сотворение Шерлока Холмса

Шерлок Холмс. Человек и его мир

Шерлок Холмс. Человек и его мир

Разоблачение Шерлока Холмса

Разоблачение Шерлока Холмса

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

Крутой детектив