Роль Сименона в литературе

Если каких-нибудь 20—25 лет тому назад, читая романы Сименона — принимая их либо не принимая, — можно было бы сказать, что мы сравнительно мало знаем о самом писателе, то сегодня положение существенным образом изменилось. В самом деле, на Западе появилось немало книг, так или иначе отвечающих на вопрос: кто вы, Жорж Сименон? — и всесторонне исследующих оставленное им огромное литературное наследие; публикуются сотни статей, воспоминания встречавшихся с ним людей, многочисленные интервью с писателем, и, что особенно важно, в последнее время увидели свет как более или менее полные собрания его сочинений, так и циклы произведений, объединенных по какому-либо принципу. Таковы, например, большой цикл воспоминаний Я диктую, открывающий читателям нового, подчас неожиданного Сименона, сборники его публицистических выступлений и очерков. Не обошли Сименона вниманием ни кинематограф, ни театр. По его произведениям снято более двухсот телефильмов, около шестидесяти полнометражных кинолент; по мотивам романов Сименона во многих странах мира (в том числе и у нас) ставились спектакли с участием выдающихся актеров современности.

simenons-role-in-literature

Насколько оправдан такой интерес к творчеству французского романиста, которое часть снобистски настроенных литературоведов все еще пытается не выпускать за пределы жанра полицейской, или детективной, литературы? Вероятно, бесполезно спорить с теми, кого своего рода литературная инерция ведет по истоптанным и бесперспективным дорогам. В конце концов, Преступление и наказание, Братьев Карамазовых, как и некоторые романы Ф. Дюрренматта или У. Фолкнера, тоже можно числить по детективному ведомству. Суд читателей подчас более точен и справедлив, чем суд специалистов — ревнителей канонов и правил, устанавливающих строгую жанровую иерархию. Предлагаемые здесь читателям романы Сименона, смеем надеяться, помогут им самим ответить на поставленный выше вопрос. И все же — прежде чем подойти к основной теме начатого разговора — позволим себе обратиться к мнению двух писателей, отметивших, на наш взгляд, то, что является едва ли не наиболее специфичным, определяющим в творчестве Сименона.

Еще в 1935 году, до того, как были созданы наиболее значительные романы Сименона, один из бесспорных мэтров литературы того времени Андре Жид после встречи с молодым писателем сказал: Утверждаю, что считаю Сименона большим романистом, может быть, самым большим в современной французской литературе и самым настоящим именно романистом. Как показывают письма Жида, его пометки на полях романов Сименона (а читал он их весьма внимательно), в них его поражал неожиданный для сравнительно молодого писателя запас жизненных наблюдений, знания из самых разных областей человеческой деятельности.

В обстоятельной книге о жизни и творчестве Сименона его исследовательница Э. Шрайбер приводит сказанные о нем более чем через тридцать лет после А. Жида слова другого, на этот раз английского, мастера слова Чарлза Сноу: Во многих отношениях он больше похож на великих писателей XIX века, чем кто бы то ни было из ныне живущих… Он обладает той же свободой и творческим размахом, что и его великий предшественник Бальзак. Ему присущи… поразительный дар передачи атмосферы и чувство места. Но, что еще важнее, он знает удивительно широкий круг людей, гораздо больший, чем любой из писателей XX века, о котором я могу вспомнить.

Возможно, кому-то подобные оценки в отношении Сименона могут показаться если не парадоксальными, то, во всяком случае, несколько завышенными. Имя и творческая деятельность писателя еще при его жизни обросли разными легендами и домыслами, очень часто — недоброжелательными. Между тем, сопоставление его с Бальзаком, ощущение его близости с автором Человеческой комедии возникает не только у внимательных читателей Сименона, но и у ряда литературных критиков и писателей. На вопрос о том, насколько справедливы такие суждения, мы попытаемся ответить в рамках этой небольшой статьи, но вот что примечательно: и Жид и Сноу подчеркивали именно те особенности произведений писателя, которые, действительно, ставили их несколько особняком в огромной массе современной ему литературы. Сименон писал о тех людях, которые до него почти никогда не привлекали внимания других писателей, говорил о них со знанием дела, с глубоким проникновением в их духовный мир, в формирующую и объясняющую этот мир материальную среду, повседневную жизнь — такую, казалось бы, привычную, обыкновенную, но таящую в себе столько скрытых от невнимательного взгляда тайн, разыгрывающихся повсюду драм.

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

Крутой детектив