Социализм Брехта

Переезд Бертольда Брехта в столицу (он состоялся осенью 1924 года), где вечером зажигали свои огни примерно 60 театров, где в клубах и на страницах прессы бушевали дискуссии о литературе и искусстве, где многочисленные издательства каждый день предлагали читателям новые книги, а главное, где неустанно кипела непримиримая политическая борьба, — поставил Брехта перед новыми трудностями. Завоевать такой город было не просто. Тем более, что буквально с первых шагов у него появились и враги; одни не принимали его драматургические принципы, другие не видели в нем режиссера, кому-то он уже успел наступить на ногу, а консервативные круги, словно собачьим нюхом, учуяли в нем марксистского смутьяна. Последнее, безусловно, имело свой резон, так как его первой берлинской пьесой стала социально-критическая комедия Человек есть человек, (в другом переводе — Что тот солдат, что этот). В творческом отношении она в известной мере завершает ранний период развития Брехта, период стихийного антибуржуазного бунта. В новой пьесе показана судьба маленького человека, который не умел сказать нет. В классовой структуре капиталистического общества, говорит нам Брехт, такой человек начисто лишается своей индивидуальности, превращается в хорошо отлаженный автомат, в безотказную машину, которую так удобно использовать для любых неправедных дел. Вместе с тем в ходе работы над пьесой у Брехта возникали вопросы, связанные с общественно-политической проблематикой. Почувствовав, что никакой сфинкс ему на них не ответит, Брехт обратился к марксизму. С большим интересом и с немалой пользой для себя проглатывает он книгу за книгой, статью за статьей. Свой отпуск, например, он целиком посвятил штудированию Капитала Маркса. Я по уши в Капитале. Мне теперь необходимо все это точно знать… — пишет Брехт в одном из писем в октябре 1926 года. Добровольная учеба открыла писателю сложный, но отнюдь не слаженный механизм капиталистического государства и его движущие силы. Любопытно, что, отвечая на анкету одного из берлинских журналов, Брехт назвал в числе лучших книг 1926 года биографию Владимира Ильича Ленина и фотодокументальный альбом Война — войне. Осмысливая в ходе учебы историю человечества как историю классовой борьбы, писатель приходит к верному, почти пророческому выводу: …социализм и именно социализм революционный, еще в нашу эпоху изменит лицо нашей планеты. Наша жизнь будет заполнена борьбой именно этого рода.

Социализм Брехта

Весьма характерно, что Брехт пришел к марксизму не снизу, а сверху, то есть не через опыт участия в революционном движении, а умозрительно, путем изучения марксистских и социалистических произведений. В этом проявилась еще одна его специфическая черта: любовь к теории. И в дальнейшем, до конца жизни замечательный писатель и выдающийся деятель театра сохранил привязанность к теории и неустанно фиксировал в стройных теоретических концепциях свои размышления о литературе и искусстве, создавая тем самым существенные предпосылки для новых художнических побед. Так хорошо живется среди теорий, так приятно хозяйничать в их кругу, — писал Брехт, подтверждая свою веру в силу доктрины, силу разума.

Постепенное овладение общественными науками давало драматургу важные художественные импульсы. Вместе с тем Брехт, как говорится, нутром понимал, что ему необходим успех с большой буквы. При всей своей остроте и бесспорных достоинствах пьеса Человек есть человек такой удачей не стала. Нужен был успех, который (как минимум!) переполошил бы столицу, распахнул бы перед Брехтом двери берлинских театров и надолго остался бы темой дня. Такой удачей явилась Трехгрошовая опера, премьеру которой показал известный берлинский театр на Шифбауэрдам в 1928 году. Новая пьеса принесла Брехту широкую, поистине мировую известность; она обошла почти все страны, везде пользуясь репутацией кассового спектакля. В нашей стране долгожительницу первым поставил замечательный режиссер А. Я. Таиров; она шла в московском Камерном театре под названием Опера нищих, и затем, вот уже 60 лет, Трехгрошовая опера не сходит со сцены и звучит то в Ленинграде, то в Каунасе, то в Тбилиси, то в Волгограде, то в Риге, снова в Москве и других городах. Многие читатели, верно, еще помнят задорную, веселую Трехгрошовую оперу в Московском театре сатиры с Андреем Мироновым в главной роли. Выдающимся театральным событием стала постановка этой пьесы в миланском Пикколо-театро в сугубо современной трактовке известного итальянского режиссера Джорджо Стрелера. Брехт за считанные месяцы до своей кончины посетил генеральную репетицию спектакля, остался ею очень доволен и высоко оценил работу режиссера.

Рекомендуем

Бертольт Брехт

Бессмертие Бертольта Брехта

Темы и пафос Трехгрошового романа

Темы и пафос Трехгрошового романа

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

Крутой детектив