Ночь на перекрестке. Глава 11. Эльза

Оказалось, что к комиссару бросилась Эльза. Она судорожно рыдала и бормотала жалобным голосом:

– Не хочу, чтобы он умер!.. Послушайте… Я… Это ужасно…

На этот раз она вела себя настолько естественно, что эти люди, отъявленные преступники, стоявшие вдоль стены, даже не ухмыльнулись.

– Позвольте мне подняться наверх!.. Умоляю вас… Как вы не поймете…

Но нет! Мегрэ отстранил от себя Эльзу. Она упала на диван, на котором он когда‑то впервые увидел ее такой загадочной, одетой в бархатное платье с высоким воротником.

– Я заканчиваю!.. Мишоннэ превосходно сыграл свою роль… Ему пришлось прикинуться потешным обывателем, который во всей этой кровавой драме только и думает о своем шестицилиндровом автомобиле… Начинается следствие… Карла Андерсена освобождают… Вопреки предположениям, он вовсе не собирался кончать жизнь самоубийством и вернулся домой…

Свою жену Карл ни в чем не подозревает… Да и зачем ему ее подозревать… Скорее, он будет защищать, даже если ее вина и очевидна…

Но вот мадам Гольдберг оповещает о своем приезде. Возможно, она знает, кто заманил ее мужа в ловушку, и может все рассказать…

Тот, кто убил ювелира, следит за ней…

Комиссар оглядел группу стоящих перед ним людей и заговорил чуть быстрее, словно стремился скорее закончить свой рассказ:

– Убийца надел ботинки Карла, которые я обнаружил здесь, в доме. Они все были в грязи… Их явно сюда подбросили… Чтобы отвести подозрение от подлинных преступников и переложить вину за два убийства на Карла. Преступники растеряны.

Тут Андерсен собирается в Париж, чтобы получить деньги за свою работу. Человек, совершивший два первых преступления, ждет его на дороге, выдает себя за полицейского и садится рядом с датчанином в машину…

Этот план придуман не Эльзой… По‑моему, эту идею подсказал Оскар…

Что говорит Андерсену убийца: может быть, что его нужно довезти до границы или же просит Карла принять участие в очной ставке, и поэтому им нужно ехать куда‑то на север?..

Андерсену велят ехать через весь Париж… Дорога на Компьень идет через лес… Убийца стреляет в упор… Может быть, он слышит сзади шум какого‑то автомобиля… Он торопится и сбрасывает тело в канаву, думая, что на обратном пути спрячет его более надежно…

Ему нужно как можно скорее снять с себя подозрения… Ну, вот он и у места. Машина Андерсена брошена в нескольких сотнях метров от бельгийской границы…

Теперь полиция непременно придет к выводу: Карл бежал за границу! Значит, он виновен…

Убийца возвращается на другой машине назад. В кювете он не находит своей жертвы… Но следы говорят о том, что Карл остался жив…

Человек, которому приказали убрать датчанина, звонит из Парижа по телефону мосье Оскару и рассказывает о случившемся. Он наотрез отказывается возвращаться туда, где полно полицейских…

О любви Карла к жене знают все в округе… Если он жив, то вернется… А если вернется, то может заговорить…

С ним нужно кончать… Не у всех хватает на это духу. Мосье Оскар не желает сам браться за это дело…

Не поручить ли все Мишоннэ?.. Он же всем пожертвовал из‑за любви к Эльзе, пусть и возьмется убить Карла. План продуман до мелочей. Мосье Оскар с женой уезжают в Париж, намеренно сообщая, где они там будут находиться.

Мишоннэ просит меня зайти к нему, и я застаю его больным: из‑за подагры он совсем не может двигаться и вынужден сидеть в кресле…

Наверняка он читал полицейские романы… Изворотливости ему не занимать – ведь он страховой агент…

Едва я покинул виллу, как он положил палку от щетки в кресло и обмотал ее конец тряпками… Хитрая уловка удалась полностью… Снаружи иллюзия сидящего в кресле человека была поразительной… А мадам Мишоннэ, вся запуганная, соглашается принять участие в этой комедии, делая вид, что ухаживает за больным… Ей известно, что муж любит другую женщину… Она тоже ревнует… Однако, несмотря на измену, желает спасти своего супруга, так как надеется, что он к ней вернется…

Ее надежды вполне реальны… Мишоннэ понимает, что над его чувствами посмеялись… Он и сам уже не знает, любит ли Эльзу или ненавидит, он просто жаждет ее смерти…

Мишоннэ хорошо изучил дом, парк, все выходы… Возможно, ему известна привычка Эльзы пить пиво по вечерам… Он подмешивает яд в бутылку пива на кухне… Покинув дом, страховой агент ждет возвращения Карла…

Он стреляет в Андерсена… Силы его на исходе… Повсюду Мишоннэ видит полицейских… Тогда он прячется на дне высохшего колодца…

Все это произошло несколько часов назад… А мадам Мишоннэ в это же время исправно исполняет свою роль… Ей приказали: если в гараже произойдет что‑то необычное, пусть позвонит в Парнас в пивную «Сен‑Мартен»…

Тут в гараже появляюсь я… Она заметила, как я туда вошел… Я несколько раз стреляю из револьвера…

Потушенная лампа предупреждает водителей‑сообщников, чтобы они не останавливались у гаража.

Мадам Мишоннэ, выполняя поручение, звонит в Париж‑Мосье Оскар, его жена и Гидо прибывают сюда и пытаются меня убить, потому что мне удалось раскрыть все творящиеся в гараже махинации…

Они удирают на машине по шоссе, ведущему в Этамп и Орлеан. Почему они избрали этот путь, а не другой?… Да потому, что по этой дороге в тот момент катится грузовик, водителю которого механик отдал запасное колесо… А в том колесе находятся алмазы!..

Им нужно догнать грузовик, и только тогда, прикарманив алмазы, они могли бы пересечь границу…

Ничего я не забыл?.. Я вас ни о чем не спрашиваю!.. Тихо!.. Мишоннэ находится в колодце… Эльза, хорошо зная местность, догадывается, что он скрывается там… Ей известно, что это он пытался ее отравить… Иллюзий в отношении его она не строит… Если Мишоннэ арестуют, то он все выложит… Тогда она решает найти его и убить…

Выдала ли она себя каким‑нибудь неосторожным движением?.. Во всяком случае в колодец Эльза проникла… Она пытается стрелять из револьвера… Но Мишоннэ схватил ее за горло и перехватывает оружие другой рукой… Схватка происходит в полной темноте… Раздается выстрел… Эльза невольно кричит, потому что боится Мишоннэ, который ее душит…

Комиссар чиркнул спичкой, чтобы раскурить погасшую трубку.

– Что вы на это скажете, мосье Оскар? Тот ответил с угрюмым видом:

– Я буду защищаться… А сейчас мне нечего сказать… Я ведь только прятал краденое…

– Это неправда! – заголосил стоявший рядом с ним Гидо.

– Очень хорошо!.. Я ждал, когда ты заговоришь, приятель… Это же ты стрелял!.. Трижды! Сначала в Гольдберга… Потом в его жену… А в третий раз – в Карла… Да, да!.. Ты ведь настоящий, профессиональный убийца…

– Это ложь!..

– Ну‑ну, потише!..

– Он лжет!.. Он лжет!.. Я не хочу…

– Тебе это может стоить головы, потому что Карл Андерсен тебя опознает… А остальным грозит лишь каторга!..

Тогда Гидо разозлился еще больше и указал на мосье Оскара пальцем:

– Это он всеми командовал!..

– Черт бы тебя побрал!

Не успел Мегрэ опомниться, как хозяин гаража поднял обе руки, скованные наручниками, и ударил итальянца по голове.

– Негодяй!.. Ты за это заплатишь! – проревел мосье Оскар.

Оба, потеряв равновесие, упали на пол и продолжали яростную схватку, несмотря на мешавшие им наручники.

В этот момент в гостиную сверху спустился хирург.

Он уже надел перчатки, на голове у него была шляпа светло‑серого цвета.

– Прошу прощения… Мне сказали, что здесь находится комиссар…

– Это я…

– Я хотел бы сказать несколько слов о раненом… Думаю, сейчас его жизнь вне опасности… Но ему необходим полный покой… Я предлагал перевезти его в мою клинику… Однако, похоже, что этого делать не надо… Самое большее через полчаса он придет в себя, и было бы желательно…

Раздался ужасный крик. Это итальянец зубами вцепился в нос владельца гаража. Жена мосье Оскара бросилась к комиссару:

– Скорее!.. Да помогите же!..

Дерущихся разняли, а хирург с высокомерным и брезгливым видом направился к ожидавшей его машине. Мишоннэ тихо плакал, уткнувшись в угол гостиной. В комнату вошел Гранжан и доложил:

– «Черный ворон» прибыл…

Одного за другим задержанных вывели из дома. Они уже не отпускали шуток в адрес друг другу и держались менее вызывающе, чем прежде. У самой подножки зарешеченного автомобиля произошла новая драка, теперь уже сцепились итальянец и один из механиков гаража.

– Воры!.. Мошенники! – орал итальянец с исказившимся от страха лицом. – Мне даже не выплатили положенного…

Последней в машину села Эльза. Когда она как бы нехотя проходила через застекленную дверь на залитое солнечным светом крыльцо, Мегрэ спросил ее:

– Ну, как вы?

Она повернулась в его сторону, поглядела на потолок, где находилась комната с раненым Карлом.

По ее виду нельзя было понять: то ли она снова расплачется, то ли разразится ругательствами.

– Что вы хотите от меня услышать? Карл тоже виноват!.. – произнесла она самым нормальным голосом.

Долгое время оба молчали. Мегрэ смотрел прямо в лицо молодой женщины.

– Хотя, знаете… Нет! Не хочу о нем плохо говорить…

– И все же скажите!..

– Да вы и сами все знаете… Он тоже виноват!.. И вел себя, как маньяк… Его покоробило, когда он узнал, что мой отец был вором, а я состояла в банде… Именно за это он меня и полюбил… А если бы я стала порядочной девушкой, чего он и хотел, я бы быстро ему наскучила, и он бы от меня ушел…

Она отвернулась и тихим голосом стыдливо добавила:

– Я все же не хочу ему плохого… Ведь он… как бы это выразиться?.. Он шикарный парень!.. Правда, немного чокнутый!.. – и она с улыбкой закончила: – Думаю, мы еще с вами встретимся…

– А что, Гидо действительно убийца?

Этот вопрос оказался лишним. Она снова выглядела, как уличная девка:

– Я никого не продаю!

Мегрэ не сводил глаз с Эльзы, пока она не уселась в машину рядом с другими арестованными. Он заметил, как она посмотрела на дом «Трех вдов», пожала плечами, сказала что‑то шутливое жандарму, подтолкнувшему ее.

– Во всей этой истории были допущены три ошибки! – поделился своим мнением комиссар со стоявшим рядом Люка.

– Какие именно?

– Во‑первых, ошибалась Эльза – она не заметила, что оставила косо висеть на стене картину, за которой находился тайник. Она курила на первом этаже, унесла граммофон в свою комнату, где ее якобы заперли, и, чувствуя опасность, обвиняла Карла, делая при этом вид, что защищает его.

Вторую ошибку совершил страховой агент. Он вызвал меня к себе на виллу, чтобы убедить в том, что проведет ночь, сидя в кресле у окна.

Третьим ошибся механик Жожо. Внезапно увидев меня и опасаясь быть раскрытым, он вручил водителю грузовика слишком маленькое запасное колесо, в котором находились алмазы.

– Без этого…

– Что – без этого?

– Ну, конечно, когда такая женщина, как Эльза, лжет так правдоподобно, что сама же начинает верить в то, что рассказывает…

– Я же вам говорил об этом!

– Да, я припоминаю!.. Из нее могла бы получиться необыкновенная женщина… Если бы не эти завихрения… Ведь она вышла с самого дна общества…

Около месяца Карл Андерсен находился между жизнью и смертью. Его семья, оповещенная полицией, перевезла его в Данию, где он был помещен в пансионат, похожий, скорее, на дом для умалишенных. По этой причине он не смог присутствовать в качестве свидетеля на суде, который состоялся в Париже.

Вопреки всем ожиданиям, Эльзу отказались выдать датским властям, и ей предстояло сначала отбыть трехлетнее наказание во французской тюрьме Сен‑Лазар.

Там‑то, в зале свиданий, Мегрэ и повстречал спустя три месяца Андерсена. Тот беседовал с директором тюрьмы. Показав свидетельство о браке, Карл требовал разрешения увидеться с заключенной.

Датчанин совсем не изменился. Вместо глаза у него по‑прежнему был черный монокль, только правое плечо Карла стало менее подвижным.

Увидев комиссара, он смутился и отвернулся в сторону.

– Вас отпустили родители?

– Мать умерла… Я получил наследство. Метрах в пятидесяти от тюрьмы стоял лимузин, за рулем которого сидел вышколенный шофер.

– Вы по‑прежнему, несмотря на ни что, любите ее?

– Я перебираюсь в Париж…

– Чтобы видеться с ней?

– Это же моя жена…

Его единственный здоровый глаз уставился на Мегрэ, словно Карл боялся прочитать на лице комиссара что‑то вроде иронии или жалости.

Комиссар лишь пожал ему руку.

В тюрьму пришли на свидание с мужьями две женщины, ставшие неразлучными подругами.

– В сущности, он неплохой парень! – говорила жена Оскара. – Он был даже чересчур добрым и щедрым… Давал по двадцать франков чаевых официантам в кафе… Доброта его и погубила… Доброта и женщины!..

– Мосье Мишоннэ до того, как познакомился с этой женщиной, не обманул бы своего клиента и на один сантим… Но на прошлой неделе он поклялся мне, что теперь он о ней и не вспоминает.

Сидя в камере под усиленной охраной, Гидо Ферради постоянно ожидал прибытия адвоката с сообщением о помиловании. Но однажды утром явились пять человек и увели его. Он вырывался у них из рук и кричал.

Гидо отказался от сигареты и рюмки рома, плюнув в сторону священника.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства