Знаю только одного такого человека

Сэр Александр открыл большой, запертый на ключ шкаф, вынул из него книгу и дал Алексу, который, осторожно взяв ее, открыл в месте, где она была заложена тонкой бумажкой. Книжка была маленькой и в мягкой обложке, как все двушиллинговые издания «Пингвина». Бумажка торчала между страницами 110 и 111. На них было не очень много текста: одну страницу частично занимали два рисунка, на которых была изображена женщина, а почти на всей другой странице был изображен господин с тростью.

— Это иллюстрации Топольского, не так ли? — Джо посмотрел на титульный лист. — Да. Ну что за прекрасный оформитель…

Говоря это, он присматривался с интересом к полукруглому, грязному отпечатку чего-то, что выглядело как отпечаток небольшой лошадиной подковы, заостренной наподобие готической стрельчатой арки. Алекс поднял открытую книгу и посмотрел на нее ближе к свету.

— Отпечаток очень четкий, а это значит, либо этот предмет был очень тяжелым, либо его прижали с большой силой… Когда он был влажный, то вместе с ним прилипли к странице крупицы песка, не так ли?

— Да…

— И вы отдали его на анализ?

— Да. Вместе с образцами, собранными в Гроте, точно в тех местах, где мы нашли следы. В геологической лаборатории подтвердили полную идентичность проб, причем песок охарактеризован как происходящий точно из этого места. Проверяют это при помощи дополнительного анализа, учитывающего все химические составляющие и образования, сопутствующие крупицам песка, прилипшие к ним или связанные с ними каким-либо способом. Потом я собрал песок еще с целого ряда мест в парке и окрестностях, там, где он более всего напоминает цветом и зернистостью тот, в Гроте, но анализ был резко отрицательный. Это еще больше убедило меня, что в лаборатории все сделали верно…

Он дал Алексу листок бумаги, на котором была изложена краткая характеристика результатов анализа. Джо бросил на нее взгляд и кивнул головой.

— Так, это ясно… — сказал он, закладывая осторожно бумажкой место с отпечатком. — Если найдены следы в Гроте и на книге, это значит, что они являются результатом чьей-то целенаправленной деятельности. Кто-то ведь сделал это, веря в то, что заинтересованные лица будут вынуждены собрать все эти пробы и отдать их на анализ. Только для этого оставлены эти следы. Другого повода я не вижу.

— Но кто?

— Дьявол, разумеется, — Алекс взял в руки увеличенные снимки следов на земле в пещере. Тут следы были гораздо более четкие, а свет вспышки, при котором были сделаны фотографии, обрисовал резко каждую, даже малейшую особенность на гладком мокром песке.

Джо сравнил его с отпечатком на книге. Они были очень похожи, если не идентичны. Только сейчас он заметил, что в определенном месте, тут же за краем следа, текст «Пигмалиона» был как будто поцарапан чем-то острым. Джо слегка прижал палец к поверхности бумаги.

— И я это заметил… — Гилберн показал место на фотографии. — Видите, вот здесь имеется что-то типа когтя и этим слегка вдавлена земля, а в книжке им поцарапана бумага.

— Вижу… — Джо дал ему оба предмета. — Мы постоянно вынуждены обсуждать один и тот же пункт проблемы… Он подошел к окну и некоторое время присматривался к высокой, немолодой уже женщине, которая шла, выпрямившись, с маленькой мотыгой на плече, обходя большую клумбу, покрытую ветками дикорастущей белой розы. Он отвернулся и посмотрел на хозяина, который уже закрыл шкаф и стоял неподвижно, ожидая следующих его слов. — А продвигаясь дальше в рассмотрении этого пункта, мы должны постоянно задавать себе вопрос, почему этот человек хотел, чтобы мы видели в этих случаях руку Дьявола… а вернее, ногу Дьявола? Не мог ведь он рассчитывать на то, что какое-нибудь современное, разумное существо со средним образованием поверит ему, правда? Чего же он хотел несмотря на это?

Какое-то время они молчали. Сэр Александр открыл рот, будто хотел что-то сказать. Но не сказал ни слова.

— Есть еще одна возможность… — продолжал Джо спокойно, — которая объясняла бы все очень просто. А именно та, что миссис Патриция Линч сама, из-за неизвестной нам цели, сделала эти отпечатки в Гроте, потом на книжке, а потом совершила самоубийство. Конечно, она должна была еще повернуть картину. А потом, после ее смерти, кто-то должен был снова сделать следы в Гроте и повернуть картину. Неправда ли, как все становится ясным?

— Что вы хотите этим сказать?

— То, что миссис Линч была скорее всего убита. Но все-таки я не знаю этого. Не знаю также, почему ее могли бы убить? Вы явно не знаете ни одного человека, который имел бы повод ее убить. Я, принимая во внимание мои неполные сведения, знаю только одного человека… — он повысил голос. — Нет, не одного, а двух. Это лишь теоретические комбинации, хотя в определенном смысле они мне очень подходят, поскольку один является наверняка настоящим убийцей.

Гилберн побледнел.

— Вы в самом деле верите, что уже в данный момент знаете, хоть приблизительно, кто убил Патрицию и что она была убита?!

— Если только не происходит невероятное стечение обстоятельств, то, наверное, да… — прошептал Джо. — Но такое стечение обстоятельств совершенно невозможно. И прошу мне верить, говорю это частично для того, чтобы не разбрасываться словами. Я должен, в конце концов, кое-что понять. Сейчас стараюсь уточнять вещи, которых не понимаю, потому что, как вы, наверное, знаете, человек только тогда может ответить себе на вопрос, когда знает его содержание, а в этом странном деле трудно даже поставить себе вопрос.

— Кого вы имеете в виду? — спросил Гилберн быстро.

— Ох, я не имею права называть какие-либо фамилии. Не знаю ведь совершенно ничего. Я только имею определенную концепцию…

— Вы имели в виду меня? — спросил сэр Александр, явно стараясь взять себя в руки.

Джо не отвечал.

— Да, вы имели в виду меня! Вы обратили внимание, что я мог бы когда-то поклясться ей отомстить, а потом, когда она возвратилась, сыграл комедию с предложением руки, которое должно было стать алиби… а потом убил ее… Но вы не должны так думать! Клянусь вам, что я не убивал ее. Вы должны мне верить, потому что иначе вы не найдете настоящего убийцу!

Он посмотрел на Алекса глазами, в которых было столько же боли, сколько и изумления.

— Хотел бы обратить ваше внимание на две мелочи… — сказал Джо. — Во-первых, я не сказал ни одного слова о том, что подозреваю вас. Это вы сами среагировали таким образом, когда я упомянул о своей маленькой концепции, содержащей двух подозреваемых. Во-вторых, если бы вы убили Патрицию Линч, желая отомстить ей за то, что она когда-то вас бросила, то… но не будем говорить об этом. Есть столько знаков вопроса в этом деле. А моя концепция может оказаться глупостью. Я не должен был поднимать этой темы сегодня, при вас. Сделал ошибку.

Но Алекс сказал это таким тоном, будто не верил, что сделал ошибку. Только сэр Александр не слушал его. Он стоял молча, всматриваясь в лес за окном, а по его лицу пробежала легкая дрожь, от которой у Алекса вдруг возникла мысль о подрагивании земной коры, терзаемой изнутри сейсмическими толчками. Он легко положил руку на плечо хозяина.

— Пойдемте, — сказал Алекс тихо. — Я здесь за тем, чтобы открыть правду и, кажется мне, что и вы изъявили волю к тому, чтобы правда была открыта.

Гилберн поднял голову.

— В конце концов, вы поступаете только так, как я хотел, чтобы вы поступали. Вы взвешиваете с первой минуты разные возможности. И если даже временами они для меня не являются самыми радостными, то ведь важна наша цель, а не мои сиюминутные эмоции…

Он взял трость и направился к двери.

Алекс пошел за ним. На лице у него было то же мрачное выражение, которое было на нем, когда он в полдень вел машину в сторону Скотленд-Ярда. Теперь Джо боялся. Боялся за неизвестного ему человека, которого мог вскорости убить неизвестный ему убийца. И Джо Алекс знал, что нет никаких средств, чтобы предотвратить предстоящее убийство, потому что убийца захочет ударить быстро, может еще сегодня… В данный момент, впервые в жизни, он жаждал ошибиться… Хотел, чтобы определенная, отвратительная конструкция, которую он успел уже построить, не приблизившись даже еще на милю к Норфорд Менер и ни к одному из его жителей, рухнула и превратила его в посмешище перед самим собой. Но Алекс боялся, потому что издавна знал силу своих логических конструкций. Разумеется, могло быть еще какое-то другое решение…

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства