Детективные кружева Дороти Сейерс

Дороти Лей Сейерс (миссис Адертон Флеминг) родилась в Оксфорде в семье преподобного Генри Сейерса. С детства будущая писательница проявляла большой интерес к изящной словесности. Она не только много читала, но и сама писала. Первая книга, сборник стихов, вышла в 1916 году.

До этого Дороти с отличием окончила Сомервилл-колледж Оксфордского университета, специализируясь по средневековой литературе. Затем преподавала в женской школе города Халла, писала внутренние рецензии для оксфордского издательства Блекуэлл, а с 1921 по 1931 год работала в рекламном издательстве Бенсон в Лондоне. С 1931 года она посвящает все свое свободное время литературе.

Детективные кружева Дороти Сейерс

Детективный дебют Сейерс состоялся в 1923 году, когда вышел ее роман Чей труп?. В нем она познакомила читателей с великим сыщиком лордом Питером Уимзи, ставшим постоянным действующим лицом еще десятка ее романов и многих рассказов.

Признанный мастер литературно-детективных загадок, Сейерс и своим биографам предоставила неплохой материал для дедуктивных упражнений. Вскоре после выхода в свет первого романа она взяла отпуск — якобы для работы над вторым. Выяснилось, однако, что отпуск был не столько творческим, сколько декретным. Через несколько месяцев Сейерс родила внебрачного ребенка. Предполагается, что его отец – представитель рабочего класса, привлекший Сейерс после неудачного романа с аристократом.

Впрочем, именно аристократу суждено было стать символом Идеального Мужчины в ее романах. Лорд Питер Уимзи изображался с такой симпатией, что можно было говорить о влюбленности автора в плод своего воображения. Достойнейший продолжатель дела Холмса, Уимзи сочетает в себе светского денди, не без иронии взирающего на мир человеческого безрассудства, и детектива, кропотливо распутывающего криминальные клубки, да еще на основе последних достижений научной мысли.

В детективных начинаниях лорду Питеру умело ассистирует его слуга Бантер. Он был рядом с хозяином в битвах первой мировой войны и продолжает служить ему верой и правдой на войне с преступностью. Отличный камердинер, доверенное лицо, кулинар, Бантер к тому же умеет добывать ценные сведения у слуг, поваров и дворецких домов, что имели касательство к очередному кровавому преступлению.

Шерлок Холмс постоянно пикировался с Лестрейдом из Скотленд-Ярда. Эркюль Пуаро Агаты Кристи не упускал случая показать свое преимущество в состязании с представителями официального сыска. Лорд Питер, напротив, находится в прекрасных отношениях со старшим инспектором Скотленд-Ярда Паркером. Хладнокровный и рассудительный, Паркер неплохо уравновешивает своего импульсивного друга.

Дороти Сейерс не считала детективный роман настоящим искусством. Детектив как жанр не достиг и по своему определению не может достичь уровня настоящей литературы, — писала она в предисловии к составленной ею трехтомной антологии детективной прозы. Вместе с тем она совершенно всерьез относилась к собственному писательству. В ее романах, выдержанных в русле классического детектива, есть запоминающиеся характеры, остроумные наблюдения, многочисленные литературные аллюзии. Убежденный противник классического детектива, мэтр крутого детектива Реймонд Чандлер в своем эссе-манифесте Простое искусство убивать косвенно воздал должное таланту Сейерс, выразившись так: …самым слабым звеном в ее книгах как раз было то, что делало их детективами, а наиболее сильным – то, что могло быть из них изъято без малейшего ущерба. Парадоксальным образом эта формулировка может быть применена и к самому Чандлеру. Все зависит от того, что считать в детективе главным. Чандлера раздражала сложная, изобилующая массой ложных ходов и изощренных улик, интрига британского детектива. Вычурные логические построения приверженцев классического детектива казались надуманными ему и поклонникам американской крутой школы. Живая жизнь, рассуждали они, куда проще – и куда сложней, чем мыслится эпигонам Конан Дойля. Но и Чандлер был большим мастером всего того, что выходило за рамки детективной интриги. Его диалоги сверкали, его остроумные описания привлекали к его книгам и тех читателей, кого не очень вдохновляло разгадывание детективных ребусов, а его главный герой Филип Марло из винтика, сюжетной функции, схемы превратился в живого человека, одного из наиболее обаятельных героев детективного романа. Сторонники крутого детектива упрекали классицистов за отгороженность от жгучих проблем повседневности, за условность положений и нежелание видеть в преступности ничего, кроме повода для интеллектуального моциона читателей. Впрочем, и любители классической линии, со своей стороны, имели что возразить. Они упрекали писателей хемметовско-чандлеровской выучки за «завороженность насилием», каковое даже в Америке не составляет основу повседневности. Нет слов, реальность не состоит из загородных особняков или аристократических лондонских домов с трупами в библиотеках, но и не населена сплошь гангстерами, наркоманами, владельцами казино и подпольных питейных заведений, а также проститутками и женщинами-вамп.

И классическая, и крутая модели являют две разновидности увлекательной литературно-детективной игры, а что до отражения действительности, то возможно, главная прелесть этого жанра состоит не столько в том, что он верно отражает, но занимательно искажает ту до боли знакомую реальность, от которой порой хочется отвлечься. Соревнование же двух школ заставляет каждую из них быть в форме и самоулучшаться, дабы не проиграть сопернику.

Если сериал Сейерс о похождениях лорда Питера и выглядит нынче несколько старомодным – хотя бы с точки зрения методов совершения преступления и способов их расследования, то в то же время многие видят в этом особую привлекательность, симпатичный признак ретро. Порядком устав от кровавых жатв, собираемых персонажами супербоевиков, от козней международных террористических организаций и происков интернациональной наркомафии, сегодняшние читатели не без облегчения возвращаются в изысканную атмосферу книг Сейерс (среди которых не последнее место занимает роман Смертельный яд, 1939, сыгравший важную роль в судьбе самого лорда Питера), – насладиться изысканно-неторопливым слогом и отдохнуть от нашей стрессовой повседневности.

Что бы ни говорили литературоведы, а развлекать – для искусства функция важная и не менее нужная.

В 1939 году Дороти Сейерс ставит внезапную точку в своей карьере детективного автора. Она переключается на эссе и пьесы религиозно-дидактического содержания, занимается медиевистикой. В 1957 году выходит в свет ее перевод Песни о Роланде, а в 1962 году – перевод Божественной комедии Данте.

Между тем ее детективные произведения издавались и в Англии, и в Соединенных Штатах, а также на многих языках народов мира. На русском, правда, Сейерс издавать стали лишь в самые последние годы, а прежде, когда детектив как жанр и так был под подозрением у литературных чиновников, ее, по тогдашним нашим представлениям, консерватизм и снобизм считались опасным блюдом для советского читателя, способным содержать идеологический смертельный яд. Ныне же, когда консерватизм и старомодность весьма выгодно смотрятся на фоне надоевшей нелицеприятной критики буржуазного строя, у Сейерс есть неплохие шансы доставить удовольствие российским любителям детективного жанра. Перестав писать детективы, Сейерс, однако, сохранила связи с коллегами по жанру. С 1949 года и до самой смерти она – президент Детективного клуба, основанного еще Г.К. Честертоном. Умерла Сейерс в 1957 году. А два десятилетия спустя поклонники ее пера смогли познакомиться с книгой, над которой она работала в последние годы жизни, – литературной биографией Уилки Коллинза.

Сергей Белов

Рекомендуем

Дороти Ли Сэйерс

Дороти Ли Сэйерс

 

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

Крутой детектив