Ночь на перекрестке. Глава 5. Брошенная машина

– Проходите сюда, комиссар!.. Здесь вы не увидите роскоши!.. Мы ведь всего лишь работяги…

Мосье Оскар толкнул дверь дома, находившегося позади гаража, и они сразу же попали в кухню, служившую, должно быть, и столовой, так как Мегрэ заметил на столе остатки недавнего завтрака.

Женщина, одетая в крепоновый пеньюар, натирала тряпкой медный кран.

– Подойди, моя цыпочка, я представлю тебя комиссару Мегрэ!.. Это моя жена, комиссар!.. Заметьте, она могла бы нанять домашнюю работницу… Но тогда ей было бы скучно…

Ее нельзя было назвать ни дурнушкой, ни красавицей. На вид жене хозяина гаража было лет тридцать. Пеньюар на ней сидел как‑то буднично и непривлекательно. Она стеснялась присутствия Мегрэ и все время бросала взгляды на мужа.

– Принеси нам аперитив!.. Не желаете отведать экспортной наливки из черной смородины, комиссар?.. Может быть, вы хотите перейти в гостиную?.. Нет?.. Тем лучше! Я люблю все, что попроще!.. Не правда ли, моя цыпочка?.. Нет… Не бери эти рюмки! Подай нам большие бокалы!

Хозяин откинулся на стуле. На нем была розового цвета рубашка без жилета, руки он сложил на большом животе.

– А эта дама из «Трех вдов» совсем недурна, как вы считаете? В присутствии жен такого, конечно, не говорят… Но, между нами, это лакомый кусочек для любого мужчины… Вот только брат ее мешает… Он ведь называет себя ее братом!.. Кавалер с печальной физиономией, который постоянно следит за ней… Здесь даже поговаривают, что, уходя из дома хотя бы на час, и тем более ночью, он закрывает дверь ее комнаты ключом на два оборота… И после этого, как вы думаете, похожи ли они на брата и сестру?.. За ваше здоровье!.. Ну‑ка, цыпочка, пойди к Жожо и скажи ему, чтобы он не забыл починить грузовик этого типа из Ларди…

Услышав шум, похожий на звук мотора старого «рено», Мегрэ повернулся к окну.

– Это не он, комиссар!.. Я могу с закрытыми глазами точно определить, кто едет по шоссе… Сейчас, например, проезжает инженер с электрозавода… Я вижу, вы ждете возвращения нашего аристократа?..

Будильник, стоявший на этажерке, показывал одиннадцать часов. Через приоткрытую в коридор дверь Мегрэ заметил висящий на стене телефон.

– Вы что‑то не пьете… За ваше расследование!.. Забавная история, вы не находите? Особенно хороша идея заменить машины, а главное, стибрить шестицилиндровый автомобиль у этого жлоба, что живет напротив нас! Вот уж кто истинный жлоб!.. Повезло нам с соседями, скажу я вам!.. Я умирал со смеха, видя, как вы смотрели пронизывающим взглядом, словно всех подозревая в убийстве… Да, кстати, двоюродный брат моей жены тоже работает в полиции… В бригаде, которая занимается делами, связанными с азартными играми… Все вечера он проводит на бегах и, что самое забавное, дает мне советы, на какую лошадь ставить… За ваше здоровье! Ну что, моя цыпочка, ты ему сказала?..

– Да…

Возвратившаяся на кухню женщина, казалось, не знала, чем ей заняться.

– Садись, выпей с нами… Комиссар совсем не гордый, он не откажется выпить за твое здоровье, даже если у тебя на голове бигуди…

– Вы позволите позвонить? – прервал его Мегрэ.

– Да, правильно… Теперь покрутите ручку… Если хотите звонить в Париж, то вас соединят сразу же…

Прежде всего комиссар отыскал в телефонном справочнике номер компании «Дюма и сын», на которую работал Карл Андерсен, изготовляя образцы обивочных тканей.

Говорил он недолго. Кассир подтвердил, что Андерсену, действительно должны были выплатить сегодня две тысячи франков, но на улице Четвертого сентября он еще не появлялся.

Мосье Оскар с нетерпением ожидал возвращения Мегрэ, чтобы продолжить разговор.

– Должен вам признаться, что эта история меня захватила… Такие делишки мне знакомы… На перекрестке совершается преступление… Здесь живут только три супружеские пары… Как и полагается, сначала подозревают всех троих мужчин… Нет, троих!.. Не надо отрицать… Я это понял, когда вы косо смотрели на меня и отказались пропустить со мной стаканчик!.. Итак, все трое!.. Страховой агент слишком глуп, чтобы совершить такое! Аристократа вы оставили в покое: как лее, он чересчур важная птица!.. Выходит, остаюсь я, бедный работяга, я хоть и стал патроном, но красиво говорить не научился… Да и где мне, бывшему боксеру! Если вы наведете обо мне справки, вам скажут, что меня раза два‑три забирали во время облав, ведь я любил, особенно когда был боксером, наведываться на улицу Лап, чтобы потанцевать яву… В другой раз я набил морду полицейскому, который слишком ко мне придирался… За ваше здоровье, комиссар!..

– Спасибо…

– Да пейте же!.. Экспортная наливка из черной смородины никому не может повредить… Понимаете, я люблю честную игру… Мне надоело, что вы постоянно крутитесь вокруг гаража и косо на меня смотрите… Не так ли, моя цыпочка? Разве я тебе не говорил об этом вчера вечером?.. Вот он, комиссар!.. Ну что ж, пусть войдет в наш дом!.. Пусть все и везде осмотрит!.. Пусть обыщет меня! И пусть сам же признается, что я славный парень, у которого душа нараспашку… Больше всего в этой истории меня интересует замена машин. Потому что это самое главное…

Уже половина двенадцатого! Мегрэ поднялся.

– Мне нужно позвонить еще раз…

Нахмурившись, он набрал номер уголовной полиции и поручил одному из инспекторов сообщить данные об автомобиле Андерсена во все отделения жандармерии и на пограничные посты.

Пока комиссар звонил, мосье Оскар, должно быть, хватил рюмки четыре, так как щеки его покраснели, а в глазах появился блеск.

– Я знаю, вы наверняка откажетесь отведать с нами рагу из телятины… Конечно, ведь мы обедаем на кухне… Ну ладно! А вот и грузовик Гролюмо подъехал – он возвращается с рынка… Вы позволите, комиссар?..

Он вышел из кухни. Мегрэ остался наедине с молодой женщиной, которая помешивала что‑то ложкой в кастрюле.

– Веселый у вас муж!

– Да… Веселый…

– Но бывает и резковат, не так ли?

– Муж не любит, когда ему перечат… А вообще‑то он славный парень…

– Наверное, погуливает от вас?

Она промолчала.

– Я уверен, что время от времени он ударяется в большой загул…

– Как и все мужчины…

Теперь в ее ответе звучала горечь. Со стороны гаража доносились обрывки разговора.

– Поставь это туда!.. Хорошо… Да… Тебе поменяют покрышки на задних колесах к завтрашнему утру…

Когда мосье Оскар возвратился, он прямо сиял. Чувствовалось, ему хотелось петь и дурачиться.

– А что! Может, и впрямь вы пообедаете с нами, комиссар? Мы бы достали из погреба старого доброго винца. Чего это ты корчишь физиономию, Жермен?.. Ах, эти женщины!.. Настроение у них меняется каждую минуту…

– Не могу, я должен быть в Арэнвиле! – отказался Мегрэ.

– Может, отвезти вас на машине?.. Я мигом…

– Спасибо… Я лучше пройдусь пешком…

Метрах в ста от гостиницы его ждал Люка.

– Ну что?

– Как вы и думали!.. Врач извлек пулю… Она от карабина…

– Другие новости есть?

– Да. Пришло сообщение из Парижа… Исаак Гольдберг прибыл туда на своей машине «минерва» спортивной модели. Обычно он водит ее сам… На этой машине он, должно быть, и добрался до перекрестка…

– Это все?

– Должно прийти сообщение из бельгийской уголовной полиции.

Шикарный автомобиль, который наняла в Париже мадам Гольдберг, уже уехал.

– Где тело?

– Они увезли его в Арпажон… Судебный следователь беспокоится… Он просил сказать вам, чтобы вы поторапливались… Особенно он опасается, что газеты в Брюсселе и Анвере раструбят об этом деле…

Что‑то напевая себе под нос, Мегрэ вошел в гостиницу и уселся за стол.

– Телефон тут есть?

– Да! Но с полудня до двух часов его отключают. А сейчас половина первого…

За обедом комиссар не проронил ни слова, и Люка понял, что он чем‑то озабочен.

Пожалуй, это был один из самых прекрасных весенних дней за последнее время. После обеда Мегрэ вынес стул во двор, поставил его возле стены, рядом с курами и утками, и подремал на солнце с полчаса.

Однако ровно в два он поднялся, чтобы позвонить по телефону.

– Алло!.. Уголовная полиция?.. «Рено» нашли?..

Повесив трубку, он принялся кружить по двору гостиницы. Через десять минут его подозвали к телефону. Звонили с набережной Орфевр.

– Комиссар Мегрэ?.. Только что сообщили из Жемона…

Машина находится там… Ее бросили у вокзала… Думаем, что водитель предпочел пересечь границу пешком или на поезде…

Мегрэ повесил трубку. Но уже через минуту он звонил в компанию «Дюма и сын»: Карл Андерсен все еще не появлялся там, чтобы получить причитающиеся ему две тысячи франков.

Когда около трех часов Мегрэ и Люка проходили мимо гаража, из‑за машины показался мосье Оскар и весело воскликнул:

– Как дела, комиссар?

Мегрэ лишь сделал неопределенный жест рукой, продолжая путь к дому «Трех вдов».

Двери и окна виллы Мишоннэ были закрыты, но полицейские снова заметили, что кто‑то подглядывает за ними, отодвинув занавески в столовой.

Казалось, настроение Мегрэ заметно ухудшилось после встречи с весельчаком Оскаром. Комиссар яростно курил трубку, выпуская большие клубы дыма.

– Раз уж Андерсен сбежал… – начал было Люка.

– Подожди меня здесь!

Как и утром, Мегрэ пересек парк и вошел в дом. В гостиной он принюхался, быстро огляделся и заметил скопившийся в углах табачный дым.

Чувствовалось, что здесь недавно курили.

Он машинально потянулся к рукоятке револьвера и начал подниматься по лестнице. Вдруг до него донеслись звуки музыки, и он узнал мелодию танго, которую уже слышал утром.

Музыка звучала в комнате Эльзы. Когда Мегрэ постучал в дверь, граммофон выключили.

– Кто там?

– Комиссар…

Послышался приглушенный смех.

– Тогда вы знаете, как сюда войти… Я ведь не могу открыть дверь…

Мегрэ вновь воспользовался отмычкой. На этот раз он увидел Эльзу одетой в то же самое черное платье, что было на ней вчера. Оно хорошо облегало ее стройную фигуру.

– Это из‑за вас брат не вернулся домой?

– Нет! Я его больше не видел с тех пор, как он уехал.

– В таком случае, у Дюма, видимо, не успели оформить платежную ведомость. Такое иногда случается, и Карлу приходится идти в кассу снова во второй половине дня…

– Ваш брат пытался пересечь бельгийскую границу… У меня есть все основания полагать, что он это и сделал…

Она с удивлением и недоверием поглядела на Мегрэ.

– Вы говорите о Карле?

– Да.

– Вы что, хотите проверить меня таким образом?

– Вы умеете водить?

– Водить что?

– Машину.

– Нет. Карл не хотел обучить меня этому.

Мегрэ продолжал курить, не вынимая трубки изо рта. На голове у него была шляпа: он не снял ее, когда вошел в комнату.

– Вы выходили отсюда?

– Я?

И Эльза рассмеялась, откровенно и заливисто. В этот миг она, как выразились бы в американском кинофильме, выглядела весьма сексапильной.

Ведь женщина может быть красивой, но не соблазнительной. Другие, менее привлекательные представительницы женского пола, способны пробуждать в мужчинах или желание, или сентиментальную тоску.

А Эльза вызывала и то, и другое. Она была и женщиной, и, одновременно, маленькой девочкой. И все же, когда она смотрела кому‑то в глаза, взгляд ее оставался по‑детски удивительно чистым.

– Не понимаю, почему вы меня об этом спрашиваете?

– Я почувствовал, что в гостиной на первом этаже всего полчаса назад кто‑то курил.

– Кто?

– Именно об этом я и хотел вас спросить.

– А откуда же мне это знать?

– Сегодня утром граммофон находился внизу.

– Ну, знаете!.. Каким образом, вы хотите, чтобы… Послушайте, комиссар!.. Надеюсь, меня‑то вы не подозреваете?.. У вас какой‑то странный вид… Где Карл?..

– Повторяю, он пересек границу.

– Неправда! Этого не может быть! Зачем ему пересекать границу?.. Это глупо!.. Что бы я делала одна?..

Поведение Эльзы сбивало Мегрэ с толку. Она не жестикулировала, не повышала голос, но в то же время она была полна какой‑то патетики. Ее глаза выражали и смятение, и растерянность, и мольбу.

– Скажите мне правду, комиссар!.. Ведь Карл не виновен, как вы считаете?.. Если он совершил преступление, то он безумен!.. Я не могу в это поверить!.. Мне страшно… В его семье…

– Есть сумасшедшие? Она отвернулась.

– Да… Его дедушка… Он умер от приступа безумия… Одна из теток и сейчас находится в клинике для умалишенных… Но это к Карлу не относится!.. Нет! Я его знаю…

– Вы не обедали?..

Она вздрогнула, огляделась вокруг и с удивлением ответила:

– Нет!

– А есть хотите?.. Уже три часа.

– Да, мне кажется, что я голодна…

– Тогда идите обедать… Вам больше нет смысла сидеть тут взаперти… Брат не вернется…

– Неправда!.. Он вернется!.. Не может быть, чтобы он оставил меня одну…

– Пойдемте…

Мегрэ уже направился в коридор. Он продолжал курить, хмуря брови и следя взглядом за Эльзой.

В коридоре, проходя мимо, она слегка коснулась его, но он даже не обратил на это внимания. Внизу Эльза казалась еще более растерянной.

– Меня всегда кормил Карл… Даже не знаю, есть ли тут что‑нибудь из продуктов…

Ей все же удалось отыскать на кухне банку сгущенного молока и несколько кусков хлеба.

– Не могу есть… У меня слишком разошлись нервы… Оставьте меня одну!.. Нет! Не уходите… Этот дом мне всегда казался ужасным… Что это там?

Она показала пальцем через стеклянную дверь на какое‑то животное, клубком свернувшееся на дорожке в парке. Это был самый обыкновенный кот.

– Ненавижу животных! Ненавижу деревню! Здесь полно шума, я постоянно вздрагиваю от каких‑то непонятных звуков… А по ночам еще эта сова, которая так ужасно кричит…

Эльза, похоже, боялась и дверей, потому что глядела на них так, словно ждала, что откуда‑то вот‑вот появятся враги

– Одна я не буду здесь ночевать… Не могу!

– В доме есть телефон?

– Нет!.. Брат хотел его поставить… Но для нас это слишком дорого… Вы можете себе представить?… Мы живем в таком громадном доме с парком в несколько гектаров и не можем себе позволить иметь телефон, электричество и даже нанять для уборки прислугу!.. Таков уж Карл!.. Весь в своего отца!..

И она нервно рассмеялась. Смех продолжался долго, она никак не могла успокоиться, а когда это удалось, грудь ее высоко вздымалась, в глазах появилось беспокойство.

– Что с вами?.. Что вас так рассмешило?..

– Ничего!.. Не обращайте на меня внимания… Мне просто вспомнилось наше детство, воспитатели Карла, тот наш замок, слуги, визиты, кареты, запряженные четверкой лошадей… А здесь!..

Опрокинув нечаянно банку из‑под молока, она поднялась из‑за стола, подошла к стеклянной двери, прислонилась к ней лбом и уставилась взглядом на крыльцо, залитое солнечными лучами.

– На сегодняшнюю ночь я подыщу для вас охранника…

– Да, это было бы хорошо… Хотя, нет! Мне не нужно охранника… Хочу, чтобы вы сами пришли сюда, комиссар! А то мне все равно будет страшно…

Нельзя было понять – смеялась ли она или плакала? Она задыхалась, все ее тело сотрясала дрожь.

Ее состояние можно было принять за смех, но скорее всего с ней случился нервный припадок.

– Не оставляйте меня одну…

– Мне же нужно работать.

– Но ведь Карл бежал!

– Вы думаете, что он виновен?

– Не знаю! Теперь я не знаю, что и думать… Если он бежал..

– Вы хотите, чтобы я вас опять запер в комнате?

– Нет! Я хочу, если это возможно, уйти завтра утром i» этого дома, покинуть этот перекресток… Хочу поехать в Париж, где на улицах много людей, где ключом бьет жизнь… В деревне мне страшно… Я не знаю…

Внезапно она спросила:

– А Карла могут арестовать в Бельгии?

– Мы предъявим мандат на его выдачу.

– Это невероятно… когда я думаю, что еще три дня назад…

Она обхватила голову обеими руками, отчего ее белокурые волосы взъерошились.

Мегрэ вышел на крыльцо.

– До скорой встречи, мадемуазель.

Он удалился с облегчением, но где‑то в глубине души ему было жалко Эльзу.

Люка, ожидая комиссара, прогуливался взад и вперед вдоль шоссе.

– Что нового?

– Новостей нет!.. Ко мне подходил страховой агент, чтобы спросить, когда ему вернут машину.

Мосье Мишоннэ предпочел обратиться к Люка, а не к Мегрэ. Он находился в садике возле виллы, наблюдая за полицейскими.

– Ему что, делать больше нечего?

– Он утверждает, что без машины не может посещать своих клиентов… Говорит, что потребует от нас возместить причиненный ущерб…

У бензоколонок стояли небольшой грузовик и спортивная машина.

– Кто не очень‑то утруждает себя работой, – заметил Люка, – так это владелец гаража!.. Похоже, деньги плывут к нему рекой… Лавочка открыта днем и ночью…

– У тебя есть табак?

Солнце, заливавшее все вокруг, было слишком ярким. Мегрэ чувствовал себе утомленным. Вытирая пот со лба, он тихо проговорил:

– Пойду посплю часок… А сегодня вечером посмотрим… Когда он поравнялся с гаражом, мосье Оскар окликнул его:

– Не желаете выпить немного вина, комиссар?.. Вот столечко!.. Совсем чуть‑чуть и по‑быстрому!..

– Не сейчас!

Судя по голосам, которые доносились с виллы, супруги Мишоннэ ссорились.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства